Заявка на посещение маршрута
354002, г. Сочи, Курортный пр., д.74
Товар добавлен в корзину
  1. ФГБУ Сочинский национальный парк
  2. Новости
  3. Исследовательская деятельность Л.Н. Соловьёва на территории Сочинского национального парка

Исследовательская деятельность Л.Н. Соловьёва на территории Сочинского национального парка

Декабрь 8, 2021 Просмотров: 21

В конце 2013 года в городе Сухум (Абхазия) состоялась IV-я Абхазская международная конференция, посвященная памяти Льва Николаевича Соловьева. Его имя имеет прямое отношение не только к нашим соседям, но и городу-курорту Сочи, где он работал в период с 1948 по 1958 годы прошлого века. Стараниями этого человека, который был профессиональным геологом и археологом, обследованы многочисленные сочинские пещеры, прежде всего, со стоянками  людей периода каменного века. В научно- исследовательских экспедициях Л. Н. Соловьев, как правило, работал с археологами   А.И.Мелиховым, В. П. Любиным, Н.В. Анфимовым, а также палеонтологом Н. И. Бурчак–Абрамовичем. Некоторые из них, например, В. П. Любин, в дальнейшем продолжили изучение ряда памятников (Малая Воронцовская, Кепшинская пещеры и др.) уже без участия Л.Н. Соловьева.

Большинство из выявленных и изученных ими археологических объектов расположены на землях Сочинского национального парка и взяты под охрану государства. Прежде всего, это широко известные и наиболее доступные Ахштырская и Воронцовская пещеры, посещаемые многочисленными гостями курорта. Другие пещерные стоянки, такие как Хостинская 1, Навалишинская, Малая Воронцовская, хотя и находятся «на слуху», но доступ в них затруднён из-за расположения в глубоком и обрывистом каньоне реки Восточная Хоста.

О некоторых же, кроме данных о местонахождении, имеющихся в государственном реестре, практически ничего не было известно. Раскопки в них проводились в 40-60-е годы прошлого века, Большинства местных жителей, знавших эти места, уже не было в живых, и сотрудникам национального парка, занимающимися поиском и постановкой на учёт объектов историко-культурного наследия, приходилось «открывать» такие памятники археологии, по сути, заново. Иногда поиски затягивались на годы из-за того, что сведения 30-40-ей давности совершенно не соответствовали реальным данным о местонахождении той или иной пещеры.

Впервые с этим пришлось столкнуться в ходе поиска Дзыхринской пещеры, находящейся согласно официальным документам на территории Адлерского района, в Нижнешиловском сельском округе, около нежилого посёлка Дзыхра, на левом берегу реки Мзымта. Однако пещера в этом районе, увы, не была обнаружена. Более активные поиски с помощью интернета позволили установить её второе наименование – Лиановая. Она является одной из 33 пещер Ахштырского массива. В материалах имелся простейший план пещеры и сообщение о том, что раскопки здесь проводил летом 1950 года известный советский археолог Л.Н. Соловьёв. Сделанный им шурф показал наличие культурных накоплений с костями, отщепами раннебронзовой эпохи, датируемой примерно концом IV тыс. до н.э.

Именно второе имя пещеры дало возможность найти этот объект. Оказалось, что она располагается достаточно далеко от указанного в реестре места нахождения, рядом с Форелевым хозяйством, на левом берегу реки Мзымта в отвесной стене Ахштырского каньона, который лишь с большой натяжкой можно считать окраинной частью Дзыхринского ущелья.

С вершины плато путь к ней, пройденный вместе с госинспектором леса Веселовского лесничества Парахненко И.И., пролегал вдоль стены каньона, среди завалов каменных глыб, стволов упавших деревьев, осыпей и колючей растительности. Об этом можно прочитать в прилагаемом стихотворении «О походе в Дзыхринскую (Лиановую пещеру)».

Пещера имеет южную экспозицию, достаточно высокий и широкий вход в виде усечённого треугольника. Его высота составляет более 4-х, а ширина у основания - 6 м. Вглубь скалы на высоту человеческого роста она простирается на 33м., вначале прямо, потом, поворачивая вправо, затем влево, постепенно сужаясь и понижаясь. В середине её ширина 4, а в конце 3 м., высота в средней части 2м. Обследование подтвердило правильность обнаруженного ранее плана пещеры и её параметров: глубина 50м., площадь 175 кв.м., объём 350м., высота 180м. над уровнем моря.

Натечные образования здесь немногочисленны, пещера почти сухая, что и обусловило её использование древним человеком в виде жилья. Кроме старого археологического шурфа Л.Н. Соловьёва обнаружены несколько самовольных раскопов, остатки костра, лежанок из сбитых досок, а также многочисленные «вандальные» надписи на стенах на самые различные темы: от рисунков до собственных имён. По ним видно, что пещера активно посещается неорганизованными туристами, вероятнее всего, экстремального направления. Доступ в неё, при наличии тяжёлого обходного пути, относительно нетруден для подготовленных людей с простейшим альпинистским снаряжением по крутому склону сверху с левой стороны пещеры расстоянием всего около 50 метров. Возможно кто-то из таких «туристов» много лет назад и подрубил корни могучих лиан, оплетавших склон, давших второе имя пещере и украшавших её. Это оставило самое тяжёлое впечатление из всего увиденного.

Тем не менее, найденное местонахождение стоянки в Дзыхринской пещере дало возможность не только зафиксировать нынешнее состояние памятника археологии, но и лучше контролировать его сохранность закреплёнными за этой территорией сотрудниками национального парка.

Гораздо больше времени пришлось затратить на поиск ещё одной первобытной стоянки, расположенной в Виноградном гроте. Данный памятник, также состоящий в государственном реестре, должен был находиться на территории того же сельского округа в районе пос. Дзыхра, в среднем течении реки Мзымта. Найденная карта, с обозначенным местом стоянки к востоку от посёлка на высоте 642,4м. говорила в пользу указанных сведений. На этом основании было принято решение провести поиск объекта в Дзыхринском ущелье. Детальное обследование местности в районе посёлка (пройдено 10км.) не дало положительных результатов. Каких-либо карстовых образований, похожих на грот, в скальных выходах обнаружено не было. Не располагали сведениями о нём ни  сочинские спелеологи, ни сотрудники городского исторического музея.

Лишь с помощью учёного секретаря Сочинского отделения географического общества Ренёвой М.А. удалось выяснить, что Виноградный грот может располагаться не в Дзыхринском ущелье, а рядом с Кепшинской пещерой, находящейся в ущелье Ахцу. В предоставленных выдержках из сборников «Археологические открытия» за 1966 и 1967 годы сообщалось, что в эти годы здесь проводил раскопки известный ленинградский археолог Любин В.П. В отчёте за 1967 год, в частности, указывалось: «на Южном склоне работы велись в сотрудничестве с музеем краеведения г. Сочи. Зондаж Кепшинской пещеры установил…. Углубление шурфа (до 2,05м) в расположенном по соседству Виноградном гроте обнаружило следы пребывания человека в период энеолита и верхнего палеолита». Из этой информации следовало, что грот расположен где-то рядом с Кепшинской пещерой, т.е. в ущелье Ах-Цу, а не в Дзыхринском ущелье.

В дальнейшем поиски привели к сочинскому краеведу Кизилову А.С., который, как оказалось, поддерживает с Любиным В.П. хорошие рабочие отношения. Археолог, живущий в гор. Санкт-Петербурге, несмотря на свой 90-летний возраст, ещё активно занимается наукой и раскопками. После нашего запроса от него оперативно был получен ответ с точным описанием пути следования к Виноградному гроту и находящейся в 20-ти метрах выше от него Кепшинской пещере.

Несмотря на давность лет, указанный маршрут с удивительной точностью совпал с реалиями. Правда, пройти по нему нам не довелось. Частичный обвал в этом месте и большое количество поваленного леса сделали его практически невозможным. Достичь цели вместе с Кизиловым А.С. удалось благодаря знанию местности сопровождавшего нас государственного инспектора леса Кепшинского лесничества Сергея Беера. Выросший в посёлке Кепша он помнил про верхний маршрут в скалах, по которому в подростковом возрасте проходил с друзьями к пещерной стоянке. Идти пришлось почти по вертикальному склону каньона,  но удача оказалась к нам благосклонна. Вначале была найдена Кепшинская пещера, а затем во время спуска вниз, с письмом-путеводителем в руках от Любина В.Н., и Виноградный грот.

Кепшинская пещера обследовалась первой в связи с выходом на неё по пути следования. Она находится в известняковом массиве Ахцу, в каньоне на правом берегу реки Мзымта на высоте 250м. н.у.м. и 70-80м. над урезом реки. Это небольшая, но очень интересная пещера состоит из скального навеса и сквозной проходной галереи высотою у входа около 3-х метров. Ширина входного проёма составляет 7 м., ближе к середине она сужается до 5-ти метров. Согласно данным спелеокадастра массива Ахцу её протяжённость достигает 17м., площадь 130 кв.м., объём 365 куб.м.

Как следует из информации, опубликованной в сборниках «Археологические открытия», раскопки в пещере проводились в 1966 и 1967 годах. В 1966 году отряд сотрудников Института археологии АН СССР под руководством Любина В.П. произвел разведку (шурфовку), выкопав небольшие раскопы-шурфы в тех местах, где наиболее вероятны интересные находки. Разведка выявила наличие культурных слоёв периода среднего палеолита, называемого мустьерской эпохой, которая охватывает временной период (300-30 тыс. лет назад). В 1967 году раскопки были продолжены под навесом и у входа в галерею. Основным типом вскрытия являлся ручной разрез размером 2,5х2,75м. с понижающейся глубиной от уровня поверхности до 3,5м.

Раскопки позволили выявить характерные орудия труда и охоты поздне-мустьерского периода (37-30 тыс. лет назад). К относятся остроконечники, а также отщепы, ретушер и другие изделия, большое число костей животных. Жители пещеры, а это были поздние неандертальцы, питались мясом тура и пещерного медведя, ловили мышей (снеговая полевка, прометеева полевка) и хомяков, охотились на горную индейку-улара, кавказского тетерева, альпийскую галку.

В этот период вокруг пещеры рос хвойный (пихта, ель, сосна) лес с отдельными включениями лиственных (граб, ясень, ольха) пород. В настоящее время ущелье Ахцу является зоной произрастания колхидских широколиственных лесов, а тип растительности в районе раскопок – склоновый кустарник.

Виноградный грот находится примерно на 20 метров ниже Кепшинской пещеры, справа от неё и точно подходит под классификацию грота, как неглубокой горизонтальной пещеры со сводчатым потолком и широким входом. Его общая ширина – 8,6м., а внутри грота 3 метра. Он уходит вглубь скалы на 7,5 метров. Высота пещерного образования снаружи 3, внутри 1,8м. Площадка около входа имеет размер 5х10 метров.

Согласно сборников «Археологические открытия», раскопки в Виноградном гроте Любиным В.П. проводились в те же годы. В 1966 году его отряд произвел здесь разведку (шурфовку), выявив наличие культурного слоя периода неолита (новокаменный век), начавшийся примерно 9,5 лет до н.э.

В 1967 году раскопки были продолжены в сотрудничестве с музеем краеведения гор. Сочи. На открытой площадке у карстовой полости хорошо видны следы раскопочного шурфа примерными размерами 3,5х1,2 м. Как указано в сборнике «Археологические открытия» за 1967г. углубление шурфа до 2,05м обнаружило следы пребывания человека в период энеолита (4-3 тыс. до н.э.) и верхнего палеолита 35-12 тыс. лет назад. А это означает, что Виноградный грот использовался людьми разных временных эпох.

Обследование показало, что территория двух палеолитических стоянок находится в хорошем состоянии. Следов каких-либо современных антропогенных воздействий не зафиксировано. В Кепшинской пещере зафиксированы многочисленные следы пребывания диких серн, что лишний раз свидетельствует о непосещаемости этих мест людьми. Объясняется это, прежде всего, трудностью доступа к данным пещерным образованиям. Первозданность этих мест должна сохраняться и в дальнейшем.

Благодаря проведённой поисковой работе удалось не только не только обнаружить действительное местонахождение пещерной стоянки, но и пополнить Сочинский спелеокадастр ещё одним карстовым образованием в Ахштырском пещерном массиве – Виноградным гротом.